Кто такой Фидель Кастро.

Почему Фидель и почему Кастро, хоть и неправильный по первой букве?
Все просто - я живу на солнечном острове посреди океана, где смуглые мулатки скатывают мне крепчайшие сигары на своих нежных бедрах.
Еще я ценю солнечный жар двадцатилетнего рома в крови и крепкое рукопожатие друга.
Я не люблю лицемерие незаконно богатых, но нежно отношусь к простым и скромным людям, знающим с детства боль и радость тяжелого труда. Они получат свою награду, ибо всякий труждающийся и обременный достоин своей награды.
Я не считаю смерть воина несчастьем или даже горем, потому что нет ничего достойнее для мужчины, чем отдать душу за своих друзей, свою Родину, своих детей и близких.
Я верю в Революцию, которая очистит мою страну от лжи, лицемерия и блядства во всех его проявлениях, и Революция придет как порыв послеполуденного ветерка, поселится в сердцах людей и сокрушит кичливую спесь злых и вороватых глупцов.
Именно поэтому я Фидель, больше ни по чему.

Дисклеймер, иначе Ахтунг!:

Здесь ругаются матом, нагло ты-кают и выражают своё личное мнение. Кто хочет доебаться - добро пожаловать!

Мнение редакции никого не ебёт.

UPD:

Полицейские закрыли библиотеку. Мою библиотеку.



Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

бесплатный привет

запомним затвердим и этот этот парк
и этот день цветущие акации
фонтана самодельного каскад
и голуби и дети им плескаться

друг в друга как раздаривать приветы
как если б нечто ценное задаром
запомним всю картинку как примету
и сквер и желтый свет заката

подсолнухом садясь на горизонт
пусть будет так пусть музыка танцует
быть может нам когда-то повезет
мы вспомним все и память нарисует

фонтана плеск детей веселых визг
акаций запах медоцветных сладкий
и капли слез как освященных брызг
привет передадут как дар бесплатный

12.05.16

Экстремистская пенсионерка

"Самарский районный суд удовлетворил ходатайство следователей и поместил под стражу пенсионерку Любовь Кузаеву, обвиняемую в экстремизме.
"ФСБ считает, что она намерена подготовить и организовать несанкционированные массовые акции для дестабилизации обстановки в преддверии выборов губернатора Самарской области и в Думу Тольятти", - рассказали "Право.ру" в правозащитной группе "Агора".

Кузаева пробудет в СИЗО как минимум до 27 сентября, передал из зала суда адвокат Тимур Мифтахутдинов, который защищает ее интересы.

Правоохранители считают Кузаеву организатором "Общины коренного русского народа", которая была намерена "подготовить и организовать несанкционированные массовые акции с целью дестабилизации обстановки в преддверии проведения выборов в Думу г.о.Тольятти и на пост Губернатора Самарской области. Указанные акции могут носить радикальный экстремистский характер, и перерасти в массовые беспорядки" (цитата из письма ФСБ в адрес следственного комитета, есть в распоряжении редакции "Право.ру").

Всего Кузаеву обвиняют по пяти статьям: об организации экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК, 1 эпизод), возбуждении ненависти организованной группой (п. "в" ч. 2 ст. 282 УК, 4 эпизода), возбуждении ненависти по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе (ч. 1 ст.282 УК, 1 эпизод), реабилитации нацизма (ч. 1 ст. 354.1 УК - 2 эпизода,; публичных призывах к сепаратизму (ч. 1 ст. 280.1 УК, 1 эпизод) и осуществлению экстремистской деятельности с использованием интернета (ч. 2 ст. 280 УК, 1 эпизод). Она отрицает свою вину.

Как считает обвинение, Кузаева размещала сама и заставляла других делать экстремистские посты в соцсети "ВКонтакте".

Право.ru

Из Талисмана Для Зомби

***
Транспортировать штатского в таком состоянии не было не только смысла, но и возможности. Да и куда его нести или волочь? Пока что они не знали ни где на Станции медицинские пункты, ни, собственно, что делать с пациентом. Поэтому Валера прикрепил маячок на бармена, чтобы вернуться сюда при первой возможности. После этого он быстро обошел помещение столовой, но больше никаких признаков жизнедеятельности не обнаружил ни он сам, ни сканнер.
Валера вернулся в центр управления, где кипела работа. Артур Леруа барабанил по клавиатуре, Палыч что-то двигал руками на сенсорном экране. Впервые за, кажется уже годы, Валера почувствовал себя в мирной и рабочей обстановке, которую несколько портили ряды высохших мумий в креслах, расставленных рядами у дальней стены, будто зрители в инфернальном кинотеатре.
Валера нашел свободное кресло и подкатил его к одному из рабочих мест. Парни были так увлечены своими занятиями, что не обратили на него никакого внимания. Это логично: жив-здоров и слава богу. Да Валера и не ожидал от них вскакивания с места и отдание чести с рапортом. Система была смутно знакомой, но все попытки войти в нее заканчивались требованием компьютера идентифицировать личность и подтвердить полномочия и допуски. Наконец Валера сдался:
– Арт, она меня не пускает.
Артур понял с полуслова:
– Сейчас разблокирую, командир.
Практически сразу компьютер поддался и пал в руки Валеры. Правда, звал он его почему-то коммандером Ли. Ну, коммандер, так коммандер. Валера вызвал журнал боевых действий и стал просматривать записи недавних боев, которые он и его люди тут вели. И не мог скрыть своего удивления:
– Что за чертовщина! Это не мы, это какие-то существа. Думаю, инопланетяне…
Палыч и Леруа ответили одновременно:
– Именно!
Затем Артур добавил:
– Система обороны видит нас именно так. Монстры с чешуйчатой кожей, остроконечными хвостами и крокодильими головами. Очень похожи на полумифических обитателей Черной планеты.
Валере вдруг остро захотелось найти зеркало и убедиться, что это не так. Но зеркал тут не было. А чудовища на экране монитора, вот они были.
Что-то тут не складывалось от слова «никак».
***
– Есть связь с челноком! – сообщил Леруа. – Вывожу картинку на дисплей.
На большой панели посреди зала появилась голограмма кабины шаттла. На месте командира сидела Светлана. Ее большие зеленые глаза смотрели пристально и тревожно. Больше в кабине никого не было. Дверь в салон была закрыта.
– Живы! – выдохнула Света. – Я… Мы думали, что вы погибли. Как и все остальные.
Картинка была прекрасной. Настолько, что видны были крупные капли пота, стекавшие по лицу молодой женщины.
– Что случилось со связью? Мы вас потеряли, – спросил Валера.
– Техническая неисправность, – быстро ответила Света. – Но все в полном порядке. В порядке полном все.
– Позови Жоржа, – тихо, но отчетливо приказал Валера.
Света помотала головой. Потом кивнула:
– Жорж не может подойти, он… Я дала ему успокоительное, и он спит. Какие будут приказания, командир?
– Никаких, сержант. Поболтайтесь пока на орбите. Конец связи.
Он дал знак Леруа и тот отключился, недоуменно глядя на Валеру. Палыч тоже удивился:
– Командир, что за дела? Их надо сажать на эту сраную планету, чего им там болтаться…
Но Валера перебил его пререкания:
– Арт, прокрути запись до места до места, где Светка говорит о технической неисправности. Леруа пожал плечами, но подчинился:
– И? – сказал он, прослушав еще раз ответ Светланы.
Валера вздохнул:
– Двойной ответ. С инверсией. А это означает…
Палыч угрюмо закончил:
– А это означает, что Света, а значит, и весь экипаж, находится под враждебным контролем.
– Блин, точно, – согласился Артур. – И что будем делать, командир?
Валера ответил не раздумывая. Да и о чем тут думать?
– Будем готовить операцию по освобождению заложников. А пока молитесь богу, если он у вас есть.
Его ребята не случайно пропустили код «разговор под враждебным контролем». Дело в том, что он крайне редко использовался. Взять десантника под контроль слишком затратная для противника, кто бы он ни был, задача, не стоящая свеч. Но чтобы контролировать группу десантников на их собственном корабле, это уже из области ненаучной фантастики. Не удивительно, что Палыч и Леруа проморгали сигнал красной опасности. Валера же просто не имел права на ошибку и невнимательность. А еще Света ни разу не улыбнулась, и это было решающим доказательством, что на челноке творится нечто непотребное.
– Во что бы то ни стало установи связь с Корпусом, Арт. Молчание командования что-то подзатянулось, а легкой кавалерии до сих пор нет. А мы с Палычем разработаем план операции.
В это время раздалась сирена сигнализации, и это означало, что кто-то или что-то направляется к ним в гости.
***

Из Талисмана Для Зомби

***
Валера пошел на движение. Естественно, не по прямой, а по сложной дуге, забирая постоянно влево. Фигуры мертвецов служили хоть каким-то прикрытием.
– У меня движение, – сообщил он команде. Сканнер автоматически посылал координаты, поэтому сообщать, где он находится, смысла Валере не было.
Отозвался Артур:
– Понял, командир. Давай картинку.
Валера открыл видеоканал, и теперь ребята видели ситуацию практически его глазами.
– Это все мертвяки? – поинтересовался Палыч.
– Да. Мумии. Но еда на столиках выглядит свежей. Место называется «Столовая». Больше ничего не нашел. Коридор, стальные двери с хаотичной нумерацией, – Валера двигался по кривой, держа на прицеле стойку бара и сообщая данные, которые могли помочь товарищам, если он не вернется. Одно дело видеозаписи, и совершенно другое личные впечатления. – Ощущение, будто что-то убило всех, а потом замело все следы. Они либо не сопротивлялись, либо кто-то почистил за собой.
Помещение столовой было довольно большим, а Валера не торопился. Сканнер молчал, датчики ни на что не реагировали. Валера перевел режим огня на автоматический и заглянул за барную стойку. Там кто-то лежал. Судя по одежде и месту, где лежало тело, это должен был быть бармен. Валера осторожно приблизился и включил все фонари на шлеме. В ярком диодном свете он рассмотрел лицо мужчины. Его кожа была покрыта красно-бурыми пятнами, глаза почти провалились, щеки впали, волосы местами вылезали клочьями, желтые зубы скалились сквозь синюшные губы.
И тем не менее бармен был жив и что-то пытался сказать.
***
Это было невероятно. Мужчина за стойкой выглядел, как мертвец, но явно был жив. Внешние микрофоны не улавливали ничего, кроме хрипов и свистящего дыхания, но тонкие, как пергамент, губы бармена еле заметно шевелились.
– Вы это видите? – спросил Валера свою крохотную команду из двух супер-перцев, каждый из которых стоил полка. Или даже дивизии.
Ответ пришел через несколько секунд. Артур Леруа сообщил будничным тоном:
– Не только видим, но и слышим. Я прогнал звук через программу-анализатор, и она распознала речь.
Мужчина на полу захрипел громче. По телу его прошли конвульсии. Изо рта показался распухший сине-коричневый язык. Глаза его раскрылись, никак не реагируя на яркий свет фонарей, направленных прямо ему в лицо. Белки глаз были желтыми, а радужная оболочка не видна из-за огромных черных зрачков. Он попытался поднять руку, но та отделилась от пола только на пару сантиметров и тут же упала.
– Что… Что он говорит? Понять можно?
– Анализируем, – ответил Артур. – Дай нам пару минут.
Мужчина в состоянии мертвеца затих и перестал шевелиться. Глаза у него снова закрылись. Только слабое дыхание со свистом продолжало выходить из ноздрей, превратившихся в узкие щели.
Валера, как и любой десантник, обладал обширными познаниями в медицине, и не только человеческой. Его уровень медицинской подготовки практически ничем не уступал большинству ординарных врачей из обычных поликлиник. Однако то, что он видел, не укладывалось ни в одну известную ему клиническую картину. Таких симптомов просто не могло быть. Вернее, из этих симптомов можно поставить только один дифференцированный диагноз: пациент мертв, и мертв уже пару суток.
Однако пациент был как бы жив и даже пытался разговаривать! И это не галлюцинация. Видеозапись доказывает реальность происходящего, а его команда видит и слышит ровно то же, что и Валера.
В динамиках шлема раздался голос Артура:
– Командир, мы расшифровали его речь.
Валера вздрогнул от неожиданности, так он погрузился в ситуацию и ее оценку:
– И что он сказал?
Леруа ответил так, будто при этом он качал головой:
– Увы, немного.
Леруа помолчал, а потом добавил:
– Он сказал, помогите.
Помогите!

Просьба о помощи

ПРОСЬБА О ПОМОЩИ


Я обращаюсь к новым френдам, ну и к тем, кто особо не вникает в тему Движения, но видит смысл в том, чтобы меня хоть изредка читать.

Дело в том, что я существую на пожертвования моих соратников, друзей, единомышленников и просто читателей. Иных источников дохода у меня нет. В этом смысле я, да, профессиональный писатель, только публикуюсь в сети, а не на бумаге, и всегда готов поговорить о чем угодно с моей аудиторией.

В этом же смысле я профессиональный политик и всерьез отношусь к нашей борьбе за совесть и сознание наших с вами сограждан. Я верю в наше Движение (РНД), я верю, что за нами будущее, и поэтому призываю единомышленников пополнять наши ряды.

Сейчас я прошу вас помочь мне посильным вкладом. Да, я очень хорошо знаю, как трудно живется русским людям в России, но именно поэтому мы обязаны организовываться сами, а не ждать, чтобы кто-то пришел и принес нам победу над антинациональными силами зла.

Благодарю за вашу помощь и жертву.

Олег Петухов, Политсовет РНД


Карта Сбера:

4276 6000 2443 8604

Телефон:

+7 918 763 50 17

Счет в PayPal:

petoukhovrnd@gmail.com

Из Талисмана Для Зомби

Глава 10. Центр управления адом
Валера с едва ковыляющим Палычем кое-как добрался до бронированных ворот шлюза. Через пару минут к ним присоединился Артур. Бронеплиту надо было как-то поднять, чтобы попасть внутрь Станции. Артур Леруа нашел разъем для подключения на щитке управления и связи рядом с входом и воткнул в него универсальный штекер. И да, у Десанта имеются все возможные вирусные программы, чтобы взломать практически любой код. Программа делала свое дело, и Валера настороженно осматривал окрестности и горизонт. Что там еще могла подкинуть им эта проклятая планета?
– Жорж, ты тут? – запросил он челнок.
– На связи, – отозвался его заместитель и друг.
– Как дела?
– Все в порядке. У вас?
– У нас нет. Федор погиб.
– Принял, – Жорж выдержал паузу. – Птичка долетела?
– Да.
– Ясно.
Бетон под ногами завибрировал, и Валера увидел, как ворота поднимаются вверх, открывая дорогу на Станцию.
– Как там девочка? – спросил Валера, заходя в шлюз. Скорее машинально спросил. Но связи уже почему-то не было. Динамики в шлеме выдавали только шипение и треск. Лампы в металлической арматуре светили тускло, но все было прекрасно видно. Палыч прикрывал тыл, Артур Леруа колдовал на планшете.
Они, наконец, смогли попасть внутрь. Во всяком случае Валера на это надеялся. И на всякий случай передернул затвор автомата.
Наконец воздух заполнил шлюз и внутренний люк стал открываться. За ним был коридор, освещенный так же тускло, как и шлюз. Десантники пошли по коридору вглубь сооружения. Нервы были на пределе, что и не удивительно.
– Атмосфера пригодна для дыхания. Химически и биологических агентов не обнаружено, – сообщил Палыч, сверившись с показаниями анализатора. – Чисто.
Валера кивнул, но команды снять гермошлемы скафандров давать не стал. Рано, рано расслабляться.
– Где тут центр управления, связи, Артур? – спросил он, хотя ответ уже знал. На стене был указатель со стрелкой и надписью «Центр управления и связи».
Леруа отсканировал обстановку вокруг, потом кивнул на указатель:
– Надо двигать по стрелке.
В том же боевом порядке отряд прошел метров тридцать до поворота тоннеля направо, и еще метров через десять они увидели стеклянные двери, ведущие в центр управления.
Валера поднял руку, сжатую в кулак. Старинный жест охотников, солдат и десантников.
– Действуем по коду красной опасности. Помещение под контролем террористов и с захваченными штатскими.
Они ворвались в помещение, оказавшееся полукруглым залом, довольно просторным, светлым и чистым. Чистым, если не считать мумии в черной форме Конторы, сидевшие в креслах перед мониторами и пультами управления. В остальном здесь царил полный порядок. Мониторы работали, сигнальные табло и кнопки-лампы светились.
Десантники быстро, но тщательно осмотрели зал управления. Внимание Валеры привлекли два высохших трупа, которые находились поодаль от основного персонала. Не то, чтобы он узнал их, но форма Корпуса Десанта говорила за себя. Он подошел к мертвецам и прочитал бейджики.
– Это Егор и Глеб, – сообщил Валера своей команде. – Наши снайперы. Господи, что здесь случилось?
Это еще предстояло узнать, и Валера был уверен, что ответ их не порадует.