?

Log in

No account? Create an account

Записки ксенофоба

fidelkastro — эзотерика — ЖЖ

14/5/2020 14:23 - Верхняя запись - Кто такой Фидель Кастро.

Почему Фидель и почему Кастро, хоть и неправильный по первой букве?
Все просто - я живу на солнечном острове посреди океана, где смуглые мулатки скатывают мне крепчайшие сигары на своих нежных бедрах.
Еще я ценю солнечный жар двадцатилетнего рома в крови и крепкое рукопожатие друга.
Я не люблю лицемерие незаконно богатых, но нежно отношусь к простым и скромным людям, знающим с детства боль и радость тяжелого труда. Они получат свою награду, ибо всякий труждающийся и обременный достоин своей награды.
Я не считаю смерть воина несчастьем или даже горем, потому что нет ничего достойнее для мужчины, чем отдать душу за своих друзей, свою Родину, своих детей и близких.
Я верю в Революцию, которая очистит мою страну от лжи, лицемерия и блядства во всех его проявлениях, и Революция придет как порыв послеполуденного ветерка, поселится в сердцах людей и сокрушит кичливую спесь злых и вороватых глупцов.
Именно поэтому я Фидель, больше ни по чему.

Дисклеймер, иначе Ахтунг!:

Здесь ругаются матом, нагло ты-кают и выражают своё личное мнение. Кто хочет доебаться - добро пожаловать!

Мнение редакции никого не ебёт.

UPD:

Полицейские закрыли библиотеку. Мою библиотеку.



16/8/2018 21:13 - Из Талисмана Для Зомби

***
Валера пошел на движение. Естественно, не по прямой, а по сложной дуге, забирая постоянно влево. Фигуры мертвецов служили хоть каким-то прикрытием.
– У меня движение, – сообщил он команде. Сканнер автоматически посылал координаты, поэтому сообщать, где он находится, смысла Валере не было.
Отозвался Артур:
– Понял, командир. Давай картинку.
Валера открыл видеоканал, и теперь ребята видели ситуацию практически его глазами.
– Это все мертвяки? – поинтересовался Палыч.
– Да. Мумии. Но еда на столиках выглядит свежей. Место называется «Столовая». Больше ничего не нашел. Коридор, стальные двери с хаотичной нумерацией, – Валера двигался по кривой, держа на прицеле стойку бара и сообщая данные, которые могли помочь товарищам, если он не вернется. Одно дело видеозаписи, и совершенно другое личные впечатления. – Ощущение, будто что-то убило всех, а потом замело все следы. Они либо не сопротивлялись, либо кто-то почистил за собой.
Помещение столовой было довольно большим, а Валера не торопился. Сканнер молчал, датчики ни на что не реагировали. Валера перевел режим огня на автоматический и заглянул за барную стойку. Там кто-то лежал. Судя по одежде и месту, где лежало тело, это должен был быть бармен. Валера осторожно приблизился и включил все фонари на шлеме. В ярком диодном свете он рассмотрел лицо мужчины. Его кожа была покрыта красно-бурыми пятнами, глаза почти провалились, щеки впали, волосы местами вылезали клочьями, желтые зубы скалились сквозь синюшные губы.
И тем не менее бармен был жив и что-то пытался сказать.
***
Это было невероятно. Мужчина за стойкой выглядел, как мертвец, но явно был жив. Внешние микрофоны не улавливали ничего, кроме хрипов и свистящего дыхания, но тонкие, как пергамент, губы бармена еле заметно шевелились.
– Вы это видите? – спросил Валера свою крохотную команду из двух супер-перцев, каждый из которых стоил полка. Или даже дивизии.
Ответ пришел через несколько секунд. Артур Леруа сообщил будничным тоном:
– Не только видим, но и слышим. Я прогнал звук через программу-анализатор, и она распознала речь.
Мужчина на полу захрипел громче. По телу его прошли конвульсии. Изо рта показался распухший сине-коричневый язык. Глаза его раскрылись, никак не реагируя на яркий свет фонарей, направленных прямо ему в лицо. Белки глаз были желтыми, а радужная оболочка не видна из-за огромных черных зрачков. Он попытался поднять руку, но та отделилась от пола только на пару сантиметров и тут же упала.
– Что… Что он говорит? Понять можно?
– Анализируем, – ответил Артур. – Дай нам пару минут.
Мужчина в состоянии мертвеца затих и перестал шевелиться. Глаза у него снова закрылись. Только слабое дыхание со свистом продолжало выходить из ноздрей, превратившихся в узкие щели.
Валера, как и любой десантник, обладал обширными познаниями в медицине, и не только человеческой. Его уровень медицинской подготовки практически ничем не уступал большинству ординарных врачей из обычных поликлиник. Однако то, что он видел, не укладывалось ни в одну известную ему клиническую картину. Таких симптомов просто не могло быть. Вернее, из этих симптомов можно поставить только один дифференцированный диагноз: пациент мертв, и мертв уже пару суток.
Однако пациент был как бы жив и даже пытался разговаривать! И это не галлюцинация. Видеозапись доказывает реальность происходящего, а его команда видит и слышит ровно то же, что и Валера.
В динамиках шлема раздался голос Артура:
– Командир, мы расшифровали его речь.
Валера вздрогнул от неожиданности, так он погрузился в ситуацию и ее оценку:
– И что он сказал?
Леруа ответил так, будто при этом он качал головой:
– Увы, немного.
Леруа помолчал, а потом добавил:
– Он сказал, помогите.
Помогите!

14/8/2018 06:28 - Из Талисмана Для Зомби

Глава 10. Центр управления адом
Валера с едва ковыляющим Палычем кое-как добрался до бронированных ворот шлюза. Через пару минут к ним присоединился Артур. Бронеплиту надо было как-то поднять, чтобы попасть внутрь Станции. Артур Леруа нашел разъем для подключения на щитке управления и связи рядом с входом и воткнул в него универсальный штекер. И да, у Десанта имеются все возможные вирусные программы, чтобы взломать практически любой код. Программа делала свое дело, и Валера настороженно осматривал окрестности и горизонт. Что там еще могла подкинуть им эта проклятая планета?
– Жорж, ты тут? – запросил он челнок.
– На связи, – отозвался его заместитель и друг.
– Как дела?
– Все в порядке. У вас?
– У нас нет. Федор погиб.
– Принял, – Жорж выдержал паузу. – Птичка долетела?
– Да.
– Ясно.
Бетон под ногами завибрировал, и Валера увидел, как ворота поднимаются вверх, открывая дорогу на Станцию.
– Как там девочка? – спросил Валера, заходя в шлюз. Скорее машинально спросил. Но связи уже почему-то не было. Динамики в шлеме выдавали только шипение и треск. Лампы в металлической арматуре светили тускло, но все было прекрасно видно. Палыч прикрывал тыл, Артур Леруа колдовал на планшете.
Они, наконец, смогли попасть внутрь. Во всяком случае Валера на это надеялся. И на всякий случай передернул затвор автомата.
Наконец воздух заполнил шлюз и внутренний люк стал открываться. За ним был коридор, освещенный так же тускло, как и шлюз. Десантники пошли по коридору вглубь сооружения. Нервы были на пределе, что и не удивительно.
– Атмосфера пригодна для дыхания. Химически и биологических агентов не обнаружено, – сообщил Палыч, сверившись с показаниями анализатора. – Чисто.
Валера кивнул, но команды снять гермошлемы скафандров давать не стал. Рано, рано расслабляться.
– Где тут центр управления, связи, Артур? – спросил он, хотя ответ уже знал. На стене был указатель со стрелкой и надписью «Центр управления и связи».
Леруа отсканировал обстановку вокруг, потом кивнул на указатель:
– Надо двигать по стрелке.
В том же боевом порядке отряд прошел метров тридцать до поворота тоннеля направо, и еще метров через десять они увидели стеклянные двери, ведущие в центр управления.
Валера поднял руку, сжатую в кулак. Старинный жест охотников, солдат и десантников.
– Действуем по коду красной опасности. Помещение под контролем террористов и с захваченными штатскими.
Они ворвались в помещение, оказавшееся полукруглым залом, довольно просторным, светлым и чистым. Чистым, если не считать мумии в черной форме Конторы, сидевшие в креслах перед мониторами и пультами управления. В остальном здесь царил полный порядок. Мониторы работали, сигнальные табло и кнопки-лампы светились.
Десантники быстро, но тщательно осмотрели зал управления. Внимание Валеры привлекли два высохших трупа, которые находились поодаль от основного персонала. Не то, чтобы он узнал их, но форма Корпуса Десанта говорила за себя. Он подошел к мертвецам и прочитал бейджики.
– Это Егор и Глеб, – сообщил Валера своей команде. – Наши снайперы. Господи, что здесь случилось?
Это еще предстояло узнать, и Валера был уверен, что ответ их не порадует.

7/8/2018 19:22 - Из Талисмана Для Зомби

***
Алгоритм был построен на принципе рекурсии. Первичны не миры, или вселенные, а переходы, то есть, порталы, между мирами и вселенными. Один портал делает реальным два мира, которые непрерывно взаимодействуют и взаимопроникают друг с другом. Однако количество порталов бесконечно, хотя лишь исчезающе малая часть их реализуется в каждом из миров. Именно порталы определяют свойства физического мира, но физический мир, или наблюдаемая Вселенная, не единственная реальность в полном смысле этого слова. Существуют также порталы, которые ведут в миры с произвольным набором законов и принципов, сколь угодно парадоксальных или даже абсурдных с точки зрения современной науки. И тем не менее в абсурде была своя внутренняя логика, а значит, была и своя математика. Открывающиеся перспективы кружили Дэну голову, но для начала надо было решить задачу с прорывом в наш мир сновидений.
Ответ был самоочевиден. Горе-исследователи, сами того не зная, соорудили портал с агрессивными свойствами для нашей Вселенной. Ну, примерно, как в Средние века дремучий медиум или экзорцист мог случайно вызвать инфернальную сущность через подобный случайно созданный портал, сущность, от которой у него не было защиты.
Слово «создать», конечно, неточно в применении к порталам. Порталы первичные сущности реальности. Скорее, речь идет об актуализации, притягивании или инициировании. Однако, это не суть важно. Проект «Геката» запустил процесс, который грозил катастрофой самой человеческой реальности, а Дэн должен был его остановить. Его алгоритм и был стоп-фактором. Дело оставалось за малым – экспериментальной проверкой. И только-только Дэн задумался над решающим опытом, как этот опыт позвонил ему в дверь. В буквальном смысле раздался звонок в дверь.
Дэн пошел открывать. Было только начало восьмого утра, и он примерял на лицо недовольное выражение, хотя вставал он обычно в пять утра, поскольку считал время перед рассветом и около него самым продуктивным для работы. Но черт побери, есть же условности, вот вся эта вежливость, приличия и прочая херня, и почему Дэну, который сам жестко стебался над приличиями и условностями, не использовать эти вещи в свою пользу, да, почему бы нет?
Однако выражение лица не понадобилось, потому что его незваный гость не обратил на него ни малейшего внимания. Это оказался «Иван Иванович». С момента последней их встречи в университетском кафе он разительно переменился. Лицо осунулось, слезящиеся глаза превратились в щелочки, руки дрожали.
– Они уже рядом! – сообщил «Иван Иванович». – Закройте окна.
Дэн машинально отдал команду на затемнение окон. Автоматически зажегся нижний свет. Умный дом прекрасно справлялся со своими обязанностями, недаром Дэн выложил за систему кругленькую сумму.
– Почему вы не позвонили мне… – начал Дэн отдавать дань приличиям, но секретный офицер его перебил.
– Она прослушивает телефоны, – сказал он, добавляя очередной штрих к портрету параноика.
***
Дэн заварил китайский зеленый чай и приготовился слушать. Майор жадно выпил чай и попросил еще. Чаю хватало, и Дэн налил гостю от души. А потом «Иван Иванович» начал рассказывать, по-видимому преодолевая внутреннее сопротивление и свой собственный скепсис:
– Проект провалился. Но это ерунда по сравнению с последствиями. Мир на грани катастрофы! Существа из сновидений стали появляться на улицах. Многие их видели. Меня лично преследует крылатая женщина! Она знает обо мне все: где я живу, как меня зовут, знает моих коллег и родственников. И она хочет забрать меня. Куда? Я не знаю! Она говорит «к себе». Она говорит, что мне будет там хорошо. Поначалу я думал, что это обычная галлюцинация из-за недосыпания. Да что там недосыпание, бессонница! Я забыл, когда в последний нормально спал, – в голосе майора появились истерические нотки. – В последний раз, да! Но она реальна. Да, реальна, как вы или я. А может, и еще реальнее.
Дэн усмехнулся:
– Да, я знаю.
«Иван Иванович» широко раскрыл свои красные, как у кролика, глаза:
– Вы с ними встречались, профессор?
Дэн кивнул, стараясь подавить маленькую радость от признания своей значимости. Мелко, мелко, но «профессор» до сих пор звучало для него как комплимент:
– И не только встречался, но и чуть не лишился пары ребер. Вы отдаете отчет, какое осиное гнездо вы разворошили, майор?
Теперь кивать пришлось «Ивану Ивановичу»:
– В полной мере. Вся надежда на вас, профессор.
И снова волна приятного холодка прошлась по спине Дэна. Когда уж он привыкнет к профессорству? Наверное, никогда.
– А у меня есть решение, – будничным тоном сообщил он майору, пока тот жадными глотками поглощал зеленый чай. – Но мне нужна полная документация по проекту. Вся ваша математика.
Свет в комнате померк, потянуло холодом.
– Это она! – поперхнулся чаем майор. – Вот тут все данные. Действуйте.
Он протянул флешку. Дэн вставил ее в ноутбук. Вообще-то его основной компьютер был сервером, а ноутбук был чем-то вроде терминала (да, он знал этот термин). Сервер на основе алгоритма, разработанного Дэном, скомпилировал приложение, которое заглотило данные майора. Строка состояния показывала ход процесса обработки данных.
Темнота и холод в квартире сгущались.
Дэн ввел команды и по экрану монитора побежали строки с кодом. Краем уха Дэн услышал пение. Пела женщина. Песня была грустная, хотя слов было не разобрать. Майор побледнел, как полотно.
– Это она, – сказал он. По его лицу стекали крупные капли пота. Чашка китайского фарфора звякала о блюдце, чай расплескивался. – Она здесь.
Дэн наблюдал за компилированием алгоритма в программу, которая закроет этот сновидческий портал.
– У вас есть при себе оружие, – поинтересовался он походя.
Майор кивнул, достал из кармана бластер и передернул затвор.
– Стреляйте точно в сердце, – сказал Дэн напряженно.
– А где у этих тварей сердце? – спросил «Иван Иванович», озираясь. Холод был такой, что кожа покрылась гусиными пупырышками.
– Между сисек, полагаю, – ответил Дэн. – Вряд ли эволюция стала бы изобретать велосипед.
Раздался шум, подобно вою десяти тысячи волков. Комната озарилась мертвенным светом. Дверь исчезла в сиянии. На пороге стояла она, с кожистыми крыльями и сиськами пятого размера.
– Стреляйте, – сказал хладнокровно Дэн. – Между арбузами.

3/8/2018 10:48 - Из Талисмана Для Зомби

***
Несколько дней после того сновидения Дэн жил буквально как во сне. Он еле переставлял ноги, весь левый бок представлял собой огромный синяк, но к счастью обошлось без переломов. Однако даже не это необъяснимое увечье беспокоило его больше всего. В конце концов, как логично предположил хирург, его осматривающий, существует лунатизм, и вполне возможно, что Дэн упал во время ночных прогулок по лунному свету. Больше Дэна беспокоило ощущение ирреальности происходящего вокруг. Мир стал неуловимо неузнаваем. Незнакомец на улице оказался его закадычным приятелем, переулок, которым, как был убежден Дэн, он срезал дорогу к университету, вдруг завел в тупик; чизбургер на вкус был как гамбургер, а гамбургеры пахли рыбой. Так продолжалось до тех пор, пока однажды Дэну не пришла в голову мысль, от которой мурашки пошли по коже. И эта идея оказалась ключом к новой математике и совершенно безбашенному алгоритму решения задачи.
А что, если сновидения так же реальны, как так называемый реальный мир, но не с точки зрения людей, а с точки зрения обитателей сновидческого мира? Допущение вполне имеет право на существование в силу того, что его невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть в рамках концепции объективного мира. Следовательно что, это вопрос веры? Отнюдь. Если допустить иную реальность и иную концепцию реальности, то в ее рамках существуют свои, перпендикулярные нашему, методы верификации и фальсификации. Именно перпендикулярные, а не параллельные, как полагают мистики и духовидцы. Но что является основой любой концепции реальности, любой из мыслимых? Конечно же, это математика. Следовательно, существует перпендикулярная математика иного мира. Ну, вернее, могла бы существовать, если теория Дэна подтвердится.
Да, но где искать ту перпендикулярную математику (и логику заодно)? Решение оказалось парадоксальным. Если допустить, что математика, логика, а также физика, меняются на перпендикулярные при проходе через портал, неважно, что это такое, то портал и есть основной оператор, а математика порталов становится, соответственно, концепцией, описывающей обе реальности. Так Дэн сделал решающее открытие в новой математике, а все прочее было делом техники.
***
Разработано LiveJournal.com